-1 +15 +1

MadNaturalist. Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (часть 1)

Часть 2. Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (начало)

На «макушку» Мадагаскара я залез в октябре 2016, успешно проведя перед этим тур по острову с моим добрым старым клиентом из Австралии. Гора Марумукутру – место совсем не исхоженное: на нее поднимается лишь мизерное количество туристов. Местные жители там тоже бывают очень редко, судя по отсутствию троп и старых стоянок. И не мудрено: ведь проезжих дорог к горе пока не существует, и требуется идти много дней со всеми вещами и продуктами. В моем случае получилось 10 ходовых дней туда-обратно, так что пришлось организовать целую мини-экспедицию.

Поскольку за прошедшие пять лет из памяти уже стерлись многие детали, я просто решил привести здесь текст своего дневника, написанного по свежим следам, лишь немного сократив его за счет ненужных подробностей и вставив фотографии с комментариями.

Курс доллара к мадагаскарскому ариари в октябре 2016 был примерно 1:3.000.

 

19 октября 2016

К полудню пришел на автостанцию в Антананариву со своими двумя рюкзаками. Автобус оказался не таким просторным, как мне показывали вчера при покупке билета, место тоже досталось не то, что на билете, и отправились мы с задержкой на час. Но для Мадагаскара это нормально, я к этому уже привык. Вырвавшись из загазованной столицы, мы с ветерком помчались на север.

20 октября

На рассвете ландшафт за окном изменился: вместо голых выжженных холмов, которые тянутся на многие десятки километров к северу от Антананариву, я попал в оазис. Гигантские манговые деревья кое-где были сплошь увешаны плодами: как раз начинался манговый сезон.

После 16-часового утомительного пути (примерно 900 км) в 7 часов утра я прибыл в город Амбандза. С помощью велорикши нашел нормальную гостиницу недалеко от автостанции – отель «Маракеш» (32.000 ариари за вполне уютный номер). В течение дня совершил две вылазки в город, который не представляет ничего интересного: пыльные улицы, прилавки, продавцы уличной снеди и орехов кола… Почему-то здесь орехи кола пользуются большой популярностью. За маленькую плату я попробовал готовый напиток из этого ореха в смеси с имбирем: этот напиток продается во многих местах в термосах и пластиковых бутылках. Вкус – убойный: как у южноамериканской аяхуаски, только, к счастью, без рвотного эффекта. Посетил под вечер рыбный отдел рынка, однако особых достопримечательностей среди предлагаемого товара не нашел.

Орехи кола. Рядом для масштаба – куриное яйцо:

 

21 октября

Еще вчера на автостанции я выяснил, что имеется два или три рейса такси-брюс из города Амбандза в поселок Марутулана, откуда начинается пеший маршрут на гору Марумукутра. Мне сказали, что в 14:00 сегодня будет один из рейсов. Но когда я за два-три часа до означенного времени пришел на автостанцию, чтобы уточнить детали, меня ждала совершенно другая информация: сегодня рейсов в Марутулану уже не будет, а следующий такси-брюс поедет туда аж в три часа ночи. Терять целый день не хотелось, поэтому нанял себе персональное мото-такси за 50 тысяч ариари (вместо 20 тысяч за место в такси-брюсе). Расстояние до Марутуланы всего около 60 км, но дорога убитая, вся в выбоинах, и даже на мотоцикле путь туда занял часа три-четыре (на такси-брюсе – не меньше пяти часов). Поездка включала в себя переправу нашего мотоцикла на деревянном каноэ через речку Самбирану. Мы с мото-таксистом перешли пешком по мелководью:

«Новорожденная» стрекоза:

С затекшей от неудобного сиденья спиной я все же добрался до поселка Марутулана. Название переводится как «много каменных очагов» («мАру» – «много», «тулАна» – простенькое сооружение из трех булыжников, между которыми разводится огонь, а сверху ставится кастрюля). Мото-таксист высадил меня в центре поселка, на рынке, и объяснил местному населению, что мне нужен гид на гору Марумукутра и ночлег на сегодняшний день.

Тут же, как черт из табакерки, откуда-то выскочил взбаламошный дедок на цыплячьих ножках и объявил, что он самый лучший гид для походов на Марумукутру, и, колотя себя кулаком в грудь, добавил, что ему можно доверять («азу итукисана»). Мне как-то слабо верилось в его способности, но выбора не было, да и местные жители подтвердили, что этот дедок – не последний парень на деревне, и ему на самом деле «азу итукисана». В общем, дедок привел меня в магазин-бар, при котором оказался «гестхауз» в виде единственной комнаты, пристроенной к какому-то сараю, с матрасом на полу и со свечкой на столе. Стоило это удовольствие 10 тысяч ариари за ночь.

Гид, назвавшийся звучным именем Ди ДарАс, заявил, что одного человека для сопровождения меня на Марумукутру будет недостаточно, и что плюс к гиду нужно нанимать еще и носильщика. Таковой тут же нашелся в образе молодого парня по имени Джо Дид. Информация о количестве дней, необходимых для подъема на гору и возвращения назад в Марутулана, варьировала от 3 дней (якобы именно за такое время поднялся и спустился подвозивший меня мотоциклист лет пятнадцать назад) до 10 дней (по словам владельца магазина-бара-гестхауза). Большинство участвовавших в дискуссии людей поддерживали вторую версию (в итоге она оказалась самой верной). Насчет зарплаты договорились быстро: по 100 тысяч ариари (примерно по 31 доллару) гиду и портеру за весь маршрут, т.е. где-то по 3 доллара в день. Кормежка – за мой счет.

С Ди Дарасом и Джо Дидом мы прикинули, какие продукты нужно приобрести в Марутулане, а какие можно докупить по пути в маленьких поселках. Из продуктов первой необходимости тут же на рынке взяли сахар, сушеную рыбу и сушеные креветки (для приготовления приправы  «кАбака» к вареному рису), литр растительного масла и два капока кофейных зерен. Капок – это пустая банка из-под сгущенки.

Договорились, что гид и портер придут в шесть утра к моей «гостинице», и мы начнем поход.

 

22 октября

Ночь была не очень-то уютной: за тонкими бамбуковыми стенами моего сарая топтались зебу, болтали люди и кудахтали куры. Кроме того, корзина с походной снедью привлекла крыс. Когда я среди ночи посветил фонариком, из корзины выскочили два крысенка.

Правда, снились какие-то яркие интересные сны: то ли результат возбужденного состояния перед большим походом, то ли последствия жевания листочков ката – слабого допинга вроде листьев коки, который в этой части Мадагаскара повсюду продается на рынках. Вчера вечером Джо Дид «раскрутил» меня на покупку для него пучка ката за 2.000 ариари, и я заодно тоже попробовал; по вкусу – листья как листья, только слегка горьковатые.

В шесть утра ни одного из моих гидов в наличии не оказалось. Ди Дарас появился где-то через полчаса, а Джо Дид вообще пропал с концами. К счастью, его заменил Франсуа, который тоже был вчера в баре и присутствовал при переговорах насчет продолжительности похода и оплаты. Я заплатил Ди Дарасу и Франсуа аванс по 20 тысяч ариари каждому, и в 7:00 мы отправились в путь. Правда, перед этим пришлось еще выдать 10 тысяч Ди Дарасу на покупку босоножек, поскольку своей обуви у него не оказалось.

Ди Дарас оправдал свое имя: по пути он где-то наклюкался рома и заснул на обочине дороги, когда я ушел вперед. Вместо того, чтобы его разбудить, Франсуа тоже мирно присел рядом в тени. Потеряв своих гидов-носильщиков из виду, я прождал их минут двадцать на продуваемом ветром бугорке, после чего вернулся по дороге назад и застал «картину маслом». Пришлось будить Ди Дараса и далее нести его поклажу попеременно мне и Франсуа, поскольку Ди Дарас едва тащился сам.

Как вскоре выяснилось, Франсуа тоже был «тихим алкоголиком», и половину выданного аванса втайне от меня потратил на покупку полуторалитровой бутылки самогона. Прикладывался к бутылке он по нескольку раз в день, но пил понемножку, поэтому оставался в форме. А Ди Дараса я тем же вечером «уволил», найдя ему замену в поселке Амбаламанаси, где мы остановились на ночевку. Название поселка переводится примерно как «Там, где есть изгородь из ананасов».

Босоножки и аванс остались Ди Дарасу в утешение. Нового гида звали Тимарсон. Он заверил меня, что хорошо знает дорогу на вершину горы Марумукутра, и совсем не пьет ром. Сторговались на зарплате 90 тысяч ариари.

Несмотря на нервотрепку с гидами, были сегодня и приятные моменты. Во-первых, наелся спелых плодов манго, набрав их прямо на обочине дороги. Хотя земля вдоль дороги является частной собственностью, манговые деревья почему-то считаются достоянием общественности, и каждый прохожий вправе собрать упавшие плоды или сбить палкой те, что не упали сами. На кофейные кусты и деревья какао это правило не распространяется. Во-вторых, в течение дня встретил и сфотографировал два вида крупных змей. В-третьих, ночевал спокойно и без шума. Оставив Франсуа с Ди Дарасом в домике фукунулуны (деревенского «сельсовета»), я сам перешел вброд горную речку и поставил палатку на песчаном берегу. Вечером под шум воды пил купленное в сельской лавочке пиво «Три Лошади» и смаковал собранные днем манго.

Мой носильщик Франсуа держит свиноносую змею – Leioheterodon modestus (Blonde Hognose, or Madagascar Golden Hognose Snake):

Свиноносой эту змею назвали из-за характерного «пятачка» на конце мордочки:

Близкая родственница предыдущего вида – мадагаскарская гигантская свиноносая змея (Malagasy Giant Hognose Snake, Leioheterodon madagascariensis). Местное название этого вида – «менарана». Хотя змея вовсе не ядовитая, многие мальгаши ее панически боятся:

Рядом с моей палаткой обосновался крупный, размером почти с мышь, сверчок «саубака». Местные используют его в качестве белковой добавки к рису, выкапывая из норок:

Цикад тоже иногда едят:

 

23 октября

Вчера Тимарсон предложил начать поход пораньше, в три часа утра, чтобы преодолеть часть пути при свете луны и избежать ходьбы в жаркие полуденные часы. Я, естественно, был не против. Проснувшись в половине третьего ночи, я при свете фонарика свернул палатку и принялся ждать своих проводников. В 3:00 никого не было. В 3:10 я отправился в поселок и обнаружил там то, что и ожидал: Тимарсон мирно спал в своем доме, а Франсуа – в домике фукунулуны. Пришлось будить по очереди того и другого и торопить со сборами.

Вышли в 3:30 и топали бОльшую часть дня. Сначала при свете луны идти было приятно и свежо, но с восходом солнца сразу стало жарко. К тому же начались крутые подъемы и спуски, пришлось хорошенько попотеть. Даже с учетом продолжительных остановок на завтрак и обед (мои компаньоны готовили рис с «кабакой»), переход был нелегким, не меньше восьми часов чистого хода. Особенно тяжело дался последний подъем, когда послеполуденная жара соединилась с удушливым дымом от свежего горельника. Сейчас, в конце сухого сезона, население повсюду выжигает траву и лес, чтобы освободить площади под посадку своих культур. Как раз на нашем пути догорал участок джунглей. Большинство живых больших деревьев уцелело, но весь листовой опад, кусты и сухостой превратились в белый пепел. Повсюду дымились головешки и горели поваленные сухие деревья.

Но вскоре эта печальная картина закончилась, за перевалом снова пошли нетронутые джунгли. Часов в пять вечера мы спустились к небольшой горной речке и заночевали на ее берегу.

Одна из самых заметных и обычных птиц Мадагаскара – мадагаскарский бюльбюль, Madagascar Bulbul (Hypsipetes madagascariensis):

В предгорьях массива Царатанана встречается много ящериц и змей. Одна из самых обычных ящериц – длиннохвостый зонозавр (Western Girdled Lizard, Zonosaurus laticaudatus). Она достигает в длину более 30 см и не боится людей:

Другая обычная ящерица – мадагаскарская воротниковая игуана, Madagascar Collared Iguana (Oplurus cuvieri):

 

24 октября

Вышли в 6:30. Сразу начались очень крутые подъемы. С перевала открылся вид на горный массив ЦаратанАна с цепью гор, превышающих 2.000 м. Среди них где-то была и Марумукутра (2.876 м).

Спустившись с отрога, мы оказались на берегу красивой горной речки МаруамАлуна (переводится как «много угрей»), где и пообедали традиционным вареным рисом с «кабакой» из сушеной рыбы.

Еще через два часа хода, преодолев очередной крутой перевал, спустились в поселок АмпанумпИя. Первоначально мы не планировали его посещать (он находится немного в стороне от тропы на Марумукутру), однако проводники убедили меня, что в этом поселке легче будет закупить продукты на последующие дни, поскольку в последнем по пути поселке магазинов совсем нет. Я согласился с этими доводами, тем более, что мне были обещаны пиво и кока-кола. Однако ни тем, ни другим в поселке Ампанумпия даже и не пахло. Единственный магазин, который здесь называют «бутик», располагал лишь предметами первой необходимости: мылом, свечками, зажигалками, сигаретами, солью, растительным маслом, пакетами сублимированной лапши… Ну и еще с десяток подобных наименований. Однако после допросов местного населения все же удалось приобрести достаточно харчей, чтобы не голодать в последующие дни. В разных домах по слегка завышенным, но все же божеским ценам, нам согласились продать рис, кофе, куриные яйца, арахис, сахар.

Почти все мужское население поселка во время нашего визита отмечало какое-то событие местного значения и пьянствовало в одной из хижин, распивая самогон и тростниковую бражку. Бражку из сока сахарного тростника здесь называют «беца». В сок тростника для ферментации добавляют кору дерева «каказу». Сахар не кладут, поскольку тростниковый сок и так сладкий.

Сняв пробу с местной «бецы», я купил себе и проводникам по литру сего напитка и, оставив напарников веселиться с местными крестьянами, сам устроился в палатке над небольшим водопадом, который присмотрел еще на спуске в поселок. До этого водопада, находившегося примерно в километре на север от поселка, меня проводил Франсуа, заодно дотащив мой тяжелый рюкзак.

После очень утомительного перехода, суеты с закупкой продуктов и назойливости местных пьянчужек (мне даже пришлось применять силу, чтобы избавиться от одного нетрезвого «халявщика» при покупке «бецы»), я, наконец, попал в идиллию: горы, тишина, журчание воды, тростниковая бражка в бутылке из-под кока-колы… Приняв достаточное количество бецы, я устроил «шаманские танцы» в сумерках на плоской скале над самым водопадом. Если какие-то запоздавшие крестьяне возвращались в это время по горной тропе на соседнем склоне, то наверняка в местных деревнях родится легенда о белом призраке, который поет и пляшет по ночам.

 

25 октября

В предыдущие пару дней выяснилось, что Тимарсон, несмотря на его заверения, тоже ни разу не был на Марумукутре, поэтому мне во что бы то ни стало требовалось найти нормального проводника, а не очередное трепло. К счастью, вчера в поселке нам сказали, что в деревне Ампанихи таковой человек имеется, и даже сообщили его имя.

Франсуа с Тимарсоном появились на тропе рядом с «моим» водопадом около 9 часов утра, как мы и договаривались накануне. До этого я  успел позавтракать вермишелевым супом, помыться в ручье, побриться и свернуть палатку. До Ампанихи дошли часа за три, преодолев горный отрог. Название деревни переводится как «Там, где есть летучие мыши». Это последний населенный пункт на пути к вершине Марумукутры, дальше – только джунгли и горные степи.

Жители деревни Ампанихи:

Сегодня у них праздник: один из местных охотников добыл дикого кабана.

Горный массив ЦаратанАна в этом регионе называют «ТалАта» – «Вторник», – и существует строгое фади (табу), что нельзя подниматься наверх по вторникам. Почему такое название и почему нельзя лезть в горы по вторникам – уже никто не помнит. На сегодня как раз выпал вторник, поэтому с выходом можно было не торопиться и посвятить день организационным вопросам.

Деревня Ампанихи состоит из двух «хуторов» по полтора десятка домиков в каждом. Между этими секциями довольно приличное расстояние – минут 15 ходьбы. Гид по имени Лемару отыскался в дальнем «хуторе». На первый взгляд он произвел хорошее впечатление, и в дальнейшем, действительно, оказался незаменимым человеком.

Наконец-то выяснилось реальное время, необходимое для похода к вершине Марумукутры из Ампанихи и обратно – 5 дней. До этого опросы местных «знатоков» давали разброс от 1 до 7 дней. Лемару согласился поработать проводником и назначил вполне приемлемую цену – 10 тысяч ариари в день как гид плюс еще 5 тысяч, если он будет нести какй-то груз. Поскольку с учетом еды груза набиралось довольно много, то договорились по второму варианту – 75 тысяч за 5 дней.

Лемару проверил, какие продукты у нас имелись с собой, и мы составили список того, что нужно было докупить. На первом месте, конечно же, был рис – 50 «капоков». По весу это было примерно 15 кг. При этом у нас с собой еще осталось не меньше 10 кг. То есть более 25 кг на пять дней на четверых! Но я уже особо не удивился, убедившись, с каким прожорством мальгаши поглощает «вари фуци» (белый рис): в предыдущие дни мои два гида-носильщика запросто съедали по 5-литровой кастрюле вареного риса на завтрак, обед и ужин. Мне самому при этом хватало по небольшой миске риса с «кабакой». Кроме риса, в нашем списке были также куриные яйца, одна живая курица, арахис, лук, помидоры, растительное масло, соль, сахар и клубни таро. Поскольку в этой деревне магазины напрочь отсутствовали, то список был составлен на основе имевшихся у жителей собственных запасов. Потом мы бегали по всей деревне, покупая у кого что было. В итоге при посредничестве Лемару удалось создать необходимый набор провианта. Нашлась даже беца – куда ж без нее! Я купил по литру себе и двум носильщикам (новый гид Лемару, к счастью, вообще не употреблял алкоголь).

Завершив «шопинг», я удалился чуть в сторону от деревни Ампанихи и поставил палатку у речки с одноименным названием, в заранее присмотренном месте. Напоследок еще договорился о покупке небольшой курицы за 4 тысячи ариари на ужин: нужно было накопить сил перед самой трудной частью похода. Половинку курицы я взял себе, а половину отдал своей «команде» (носильщики остановились на ночлег в гостях у Лемару). Вечером развел костерок, сварил в маленьком котелке что-то типа плова с курятиной, помидорами и луком, пил бецу и смотрел на звездное небо.

 

26 октября

Покинув Ампанихи в 7:40, наша «экспедиция» перевалила через небольшой хребтик и вышла к реке Самбирану. Та же река течет и рядом с городом Амбандза, но там она уже широкая, мелкая и загаженная в прямом и переносном смысле. Здесь же она струится между громадных валунов, образуя перекаты и глубокие заводи. Пару сотен метров мы шли вдоль реки, переходя ее вброд тут и там. Спугнули мадагаскарского хохлатого ибиса.

Достигнув левого притока реки Самбирану (почти такого же по полноводности, как и сама река), мы еще некоторое время следовали вдоль него, а затем резко рванули вверх через густой лес, по сильно заросшему склону. Когда вышли на верхушку отрога, разделявшего две речные долины, появилось некоторое подобие тропы. По крайней мере, виднелись старые зарубки на деревьях. Очень часто вдоль тропы попадались тонкие лианы с очень острыми крючками-шипами. Приходилось соблюдать большую осторожность, чтобы не схватиться за такую «веревку». Но там, где лианы ползли по земле, заметить их среди опавших листьев было очень трудно. Я был в сандалиях на босу ногу, как и мои напарники, и получил несколько глубоких царапин на лодыжках, когда ноги попадали в петли из этой «колючей проволоки».

В одном месте Лемару бросил свою поклажу и надолго убежал куда-то в кусты. Когда он вернулся, выяснилось, что поблизости имеется давно знакомый ему улей диких пчел, и что это улей вовсе не пуст. Заткнув уши от укусов пчел кусочками ткани, выдернутой из своей разлохмаченной от старости кепки, Лемару развел костерок, взял пару дымящихся головешек и полез к улью, устроенному в небольшой нише на вершине глинистого обрыва. Вскоре котелок был полон сотами с ярко-желтым пахучим медом, по которому вяло ползали пчелы. Всего набралось килограмма три-четыре. Добрую половину этого деликатеса моя «команда» тут же и уничтожила, съев его вприкуску с вареными клубнями таро. Я тоже помогал, как мог.

 

Изрядно попыхтев и попотев на подъеме, в 13:30 мы спустились с водораздела влево, к верховьям горного ручья. Несмотря на раннее время, все уже сильно устали, и Лемару скомандовал ставить лагерь. На крутом склоне едва нашлось ровное место для моей маленькой палатки. Гиды расчистили себе наклонную площадку поблизости. Палаток у них не было, только одеяла, поэтому устроились прямо на земле, постелив тент и пустые мешки. По бокам площадки ближе к вечеру развели два больших костра; недостатка в дровах не ощущалось. Вокруг возвышались деревья-великаны, перевитые лианами. В подлеске росли древовидные папоротники и панданусы, похожие на гигантскую «ботву» ананасов на деревянных стволах-подпорках.

Наша стоянка:

Кроме повседневного вареного риса с приправой-«кабака» я на ужин попробовал и местное «фирменное блюдо» под названием «варанга». Это куколка какой-то крупной бабочки, скорее всего павлиноглазки. Выглядит как куколка шелкопряда, но гораздо крупнее, размером с хороший желудь. Утром, когда мы были на полпути от Ампанихи к реке Самбирану, прямо под ногами в лесу обнаружили кучу пустых распоторошенных коконов этой бабочки: недавно местные жители собирали здесь «урожай». Чуть в стороне от пустых ажурных сетчатых коконов лежал один, который они просмотрели, с живой куколкой внутри. Я забрал куколку и вечером сварил ее в котелке. На фоне уже надоевшего риса ее вкус показался отменным – вроде нежных перепелиных яиц. Жаль, что «аборигены» проглядели только один кокон, я бы с легкостью сожрал штук 20 или 30:

Когда мы уже готовились спать, в вечерних джунглях раздалось характерное кряхтение: рядом с нашим лагерем по веткам скакала большая стая бурых лемуров, перекликаясь между собой. На местном диалекте бурых лемуров зовут «кумба».

Сергей Иванов, 12.11.2021

Продолжение следует

Часть 1. Амбуситра и окрестности
Часть 2 (2). Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (окончание)
Часть 3. Вокруг полуострова Масуала, пешком и на лодке
Часть 4. Национальный парк Масуала

12/11/2021

Поделиться

Комментарии

+2
Комментарий: #726
Автор: Аноним
Дата: 12/11/2021 17:55
+2
Комментарий: #727
Автор: Илья Клейменов
Дата: 12/11/2021 18:46

"Кумба" - Нуси Кумба от этого. Только там лемуров больше нет.

С большим удовольствием читаю твои заметки. Тем более, что в Амбандзе мы с семьей провели много времени.


Ответить | Цитировать
+2
Комментарий: #731
Автор: Аноним
Дата: 13/11/2021 11:18

Очень интересно. Ждём продолжения!


Ответить | Цитировать
0
Комментарий: #741
Автор: Аноним
Дата: 17/11/2021 17:15

Замечательно.


Ответить | Цитировать
Аноним

Для написания авторского комментария и обретения человечности - Войдите без регистрации через любую соцсеть.



Другие статьи из этого раздела:

MadNaturalist. Национальный парк Масуала

Часть 4. Национальный парк Масуала

В поселок Амбудифураха, что на западном побережье полуострова Масуала, я приплыл на пассажирской лодке. Сначала я планировал на катере отправиться из поселка Масуала на юг, в город Мананара, но накануне отплытия познакомился с гидом по имени Циманимба, только что закончившим поход с одним иностранцем вдоль западного побережья полуострова. Циманимба в красках расписал те чудеса природы, которые можно увидеть на территории нацпарка в районе поселка Амбудифураха, и я решил все же посетить этот участок, несмотря на немалую по меркам моего бюджета стоимость (100 тысяч – гид и по 45 тысяч – за два дневных билета в парк, хотя в итоге я заплатил лишь за один билет). Грех было обойти половину полуострова Масуала и не побывать в одноименном парке, где сохранились коренные джунгли Мадагаскара, и где обитает куча эндемичных растений и животных.

Нельзя сказать, что в ходе двух экскурсий продолжительностью по 3-4 часа каждая я очень много чего встретил, но то, что хотел увидеть – увидел. А хотел я увидеть рыжего вари (очень редкий и красивый лемур) и шлемоносную вангу (редкая птица с неординарной внешностью).

Рыжих вари в районе Амбудифурахи оказалось как грязи: постоянно слышались их громкие крики, и сами они то и дело мелькали в кронах деревьев. Шлемоносную вангу я заснял как на гнездах (гид знал два гнезда и показал мне оба), так и «в полный рост» вне гнезд. Джунгли в национальном парке, действительно, роскошные: такие гигантские деревья и такие толстенные лианы я редко встречал в других заповедниках Мадагаскара.

В поселке Амбудифураха я встретил группу из трех словаков, которая добралась туда по схожему со мной маршруту.  Один из них, с незатейливым именем Владимир, оказался президентом «Общества Мориса Беневского». Морис Беневский – выдающийся предприниматель и авантюрист 18 века, который прославился тем, что после побега из русского плена на «угнанном» паруснике он со своей командой приплыл с Камчатки на Мадагаскар и пытался создать здесь процветающую колонию под протекторатом Франции. В ходе этого процесса он всеми правдами и неправдами завоевал доверие местных племен и стал чуть ли не королем северо-восточных областей Мадагаскара. Однако у этой истории плохой конец: в конце концов Беневский рассорился с французами, и они его «грохнули» в ходе карательной экспедиции. В свое время данная личность была очень популярной, о Морисе Беневском написано много книг и снято много фильмов. На Мадагаскаре его именем названо несколько улиц и площадей. Так вот, словаки прибыли на полуостров Масуала вовсе не случайно. Дело в том что Морис родился на территории нынешней Словакии, а последнее в его жизни сражение случилось именно здесь, на полуострове, в районе того самого поселка Амбудирафия, откуда я начал свой поход. Словаки под руководством Владимира навестили Амбудирафию спустя пару дней после того, как я ее покинул, и установили на стене местного «кинотеатра» (то бишь деревянного сарая с телевизором внутри) памятную табличку на трех языках с информацией о Морисе Беневском. Сам Владимир приехал на Мадагаскар уже в девятый раз. В предыдущие поездки он предпринимал попытки обнаружить могилу Беневского, но не вышло: удалось лишь обнаружить три старинных пули с помощью миноискателя.

Земляки Мориса Беневского:

Часть 4. Национальный парк Масуала В поселок Амбудифураха, что на западном побережье полуострова Масуала, я приплыл на пассажирской лодке.

MadNaturalist. Вокруг полуострова Масуала

Часть 3. Вокруг полуострова Масуала, пешком и на лодке

После Марумукутры поход вокруг полуострова Масуала был детской прогулкой. Не требовалось преодолевать джунгли и крутые перевалы, не нужно было тащить с собой запас еды и посуду для ее приготовления. Побережье полуострова населено довольно густо, и через каждые 1-2 км попадаются поселки, где можно купить продукты и напитки. Время от времени встречаются рыбаки со свежим уловом, и у них можно недорого купить рыбу, чтобы приготовить ее самому.

Чтобы не тащить весь свой многочисленный скарб по жаре, я в самом начале похода нанял в деревне Амбудирафия портера всего за 10 тысяч ариари в день (чуть более 3 долларов). Так как портер боялся ночевать под открытым небом (у него были сложные отношения с хамелеонами, змеями и другой живностью), то он останавливался на ночлег у знакомых или родственников в поселках, а я выбирал неподалеку от поселка подходящий участок на пляже и ставил там палатку. В одном месте, которое мне особенно приглянулось, я переночевал дважды. Путь от Амбудирафии до поселка Масуала, расположенного на самом юге одноименного полуострова, занял у нас с портером 6 суток, хотя при желании вполне можно было пройти его за 4 дня.

Сперва я хотел обогнуть пешком весь полуостров Масуала, от поселка Амбудирафия на северо-востоке до города Маруанцетра на северо-западе, но по ходу дела решил, что хватит и одного восточного побережья. Как я уже упоминал, у меня не было намерения устанавливать спортивные рекорды, я просто топал в свое удовольствие.

Крайняя восточная точка Мадагаскара – Кап Эст, или Восточный Мыс, недалеко от поселка Амбудирафия. Островок напротив мыса обозначен на некоторых картах как остров Мориса Беневского (о Беневском я расскажу в своем следующем отчете):

Часть 3. Вокруг полуострова Масуала, пешком и на лодке После Марумукутры поход вокруг полуострова Масуала был детской прогулкой.

MadNaturalist. Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (часть 2)

Часть 2. Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (окончание)

27 октября

Дневной переход получился снова небольшим, всего примерно 5 часов.  Вместо лиан с крючками-шипами появилась другая напасть – волосатый бамбук. Если его неосторожно схватить рукой – в коже остаются крохотные острые занозы, как после стекловаты. К счастью, сегодня я хорошо подготовился к походу: сменил сандалии на резиновые сапоги, шорты  и майку – на энцефалитный костюм, а на руки надел рабочие перчатки. Благодаря этому удалось избежать новых царапин и заноз.

По мере набора высоты высокоствольные джунгли сменились зарослями вереска, а в конце тропа вышла на старый горельник, где от кустов вереска остались только обугленные пеньки. Маленькие деревья по распадкам тоже погибли в пожаре, и когда-то зеленые рощи теперь ощерились черными сучьями. Возле одной такой рощи, где в распадке журчал крохотный ручей, мы и разбили лагерь. Гора Марумукутра возвышалась напротив во всей красе. Казалось – до нее рукой подать, но до вершины еще предстоял набор по высоте около километра. Мои проводники-носильщики устроились возле ручья, а я поставил палатку чуть в стороне, на ровном бугорке. Дрова собирали в обугленном лесу, отчего все были чумазыми и в грязной одежде.

На ужин, как обычно, был вареный рис, но с «усиленным» гарниром в виде курятины. Курица, которая путешествовала с нами два дня в маленькой корзинке, была принесена в жертву духам Марумукутры, а мясо и кости пошли в котелок. Для завтрашнего похода я приготовил себе энергетический напиток – чай с медом (использовал пару пакетиков чая из своих резервов).

Гид Лемару показывает, откуда мы пришли:

Часть 2. Марумукутра, поход к главной вершине Мадагаскара (окончание) 27 октября Дневной переход получился снова небольшим, всего примерно 5 часов.

MadNaturalist. Путешествие длиной в 16 месяцев. Амбуситра и окрестности

Часть 1. Амбуситра и окрестности

Городок Амбуситра (Ambositra, произносится как «АмбУщчра») расположен в центральной части острова примерно в 250 км на юг от столицы, если ехать по национальному шоссе №7. Мне нравятся такие маленькие провинциальные города, не избалованные массовым туризмом.

Как и в любом городе Мадагаскара, здесь много церквей. Церковь Петра и Павла отличается традиционными «рогами» на коньке крыши. Лет 150-200 все знатные дома в центральной части острова были с подобными украшениями; чем длиннее рога – тем круче хозяин дома:

Часть 1. Амбуситра и окрестности Городок Амбуситра (Ambositra, произносится как «АмбУщчра») расположен в центральной части острова примерно в 250 км на юг от столицы, если ехать по национальному шоссе №7.

MadNaturalist. Путешествие длиной в 16 месяцев. Вступление

Недавно Илья Клейменов предложил мне принять участие в наполнении «туристической части» его нового сайта, т.

Вилла в столице Мадагаскара. Сколько стоит жилье в Антананариву

Вам интересно почем тут жилье? Ниже репортаж о вилле в пригороде Антананариву. Находится в 15 минутах на машине от международного аэропорта IVATO и RAVINALA.

Новые Топ Горячее Тэги
Фальсификаторы. Корица или кассия?
Galina Lim, продается в магазине "Гаджетшеф" у Василия Емельяненко и в магазине Пряная жизнь у Саши Шипилевского.
Фальсификаторы. Корица или кассия?
Подскажите, пожалуйста, где можно купить корицу (настоящую) Вашего производства в Москве? На Вайлдбери сейчас продается только ваниль...
MadNaturalist. Вокруг полуострова Масуала
Очень интересно! Такие записки путешественника, "застрявшего на Мадаскаре", прекрасно дополняют канал Ильи. Первые две части я прочитала быстренько, не особенно вникая в детали. Всё еще стоял перед глазами образ странного и дикого дяди Серёжи, с удовольствием поедающего змей со сковородки...))) Но постепенно взгляд на окружающую природу человека, слившегося с этой природой, и талантливо передающего то, что он видит и ощущает, покорило. Жду продолжения!
MadNaturalist. Вокруг полуострова Масуала
Интересно...Разнообразная планета...👍
Разные подходы к закладке плантации (фермы)
Знаю точно, что 2 человека прилетели.
Разные подходы к закладке плантации (фермы)
Что-то порядка 10 Га. Цену сейчас уже не помню.  
Разные подходы к закладке плантации (фермы)
Огорчила новость про пожар. Но вы с Сандрой - наши герои. И Ванечка с Санечкой. Ну чем помочь? Молюсь за вас всех. И за собак, конечно.

Scroll to Top